Оценка некоторых показателей эффективности кредитных организаций Самарской области за 2009 год

Основные допущения, принятые в рейтинге

Выбранный для анализа банков набор показателей характеризует эффективность каждого банка с нескольких сторон:

1. эффективность банка с точки зрения собственников (Рентабельность капитала (Return on Average equity) ROAE показывает, сколько заработал за год один рубль акционерного капитала).

2. эффективность банка с точки зрения отрасли (Рентабельность активов (Return on Average assets) ROAA показывает, сколько заработал за год один рубль активов банка).

3. рискованность прошлой и текущей кредитной политики (отношение сформированных резервов к средним рабочим активам reserve/EAssets – показывает, какая часть рабочих активов может стать проблемной по оценке банка, отношение сформированных резервов к просроченной задолженности reserve/NPA – достаточно ли созданных резервов для покрытия текущих убытков от проблемных ссуд, отношение просроченной задолженности к средним рабочим активам NPA/Average Assets (AA) – какая часть текущих рабочих активов оценивается банком как проблемная).

4. эффективность осуществления основного банковского процесса (Чистая процентная маржа (Net Interest Margin) NIM. Рассчитывается как соотношение чистого процентного дохода банка к средней сумме его работающих активов. Другими словами, этот показатель показывает, кто из банков наиболее успешен в основной деятельности – торговле деньгами.

5. эффективность менеджмента организации с точки зрения управления ее издержками (Коэффициент эффективности (Efficiency Ratio) ER – показывает какой процент заработанных доходов банка тратится им на свое содержание. Рассчитывается путем деления расходов, связанных с обеспечением деятельности кредитной организации и прочих расходов, на совокупный валовой доход за минусом доходов от восстановления резервов по ссудам.

Показатели являются стандартными агрегированными показателями эффективности работы организаций, наиболее часто используемые в финансовом секторе как в Европе, так и в США.

Автор статьи хочет выразить особую благодарность Добровольческому корпусу по оказанию

Добровольческий корпус - некоммерческая консалтинговая организация, базирующаяся в Ньй-Йорке, и работающая над формированием устойчивых финансовых систем в развивающихся странах. В России работает с 1991 года, в очень тесном контакте с Банком России, думскими комитетами, АРБ и другими организациями.
финансовых услуг (www.fsvc.org) и лично Региональному директору Тиму О'Брайну за помощь в работе над рейтингом. Тим предоставил исходную информацию и поделился знаниями о практике оценки эффективности банков в США.

Дальнейший анализ ведется в двух группах банков. С точки зрения разделителя был выбран показатель размера совокупных активов. В первую группу (крупных банков) попали банки со средними совокупными активами более 15 млрд. рублей (ОАО «Первый Объединенный Банк», ЗАО КБ «Газбанк», ОАО «НТБ», ОАО «Автовазбанк», ОАО КБ «Солидарность», ЗАО КБ "ФИА-банк"). Во вторую группу (средних и мелких банков) все остальные банки, зарегистрированные в Cамарской области. ООО «Русфинанс Банк» в связи со спецификой своего бизнеса (почти чистый розничный банк) в рейтинг условно универсальных банков включен не был.

Для того, чтобы сгладить влияние особенностей начисления налогов, присутствующих в разных банках, в расчетах использовалась прибыль до налогообложения.

Основные сравнения и выводы, приведенные ниже, даны для медианы показателей в группе. Сделать выводы относительно каждого конкретного банка можно, сравнив его показатель с медианой (больше – меньше).

Медиана — возможное значение признака, которое делит ранжированную совокупность (вариационный ряд выборки) на две равные части: 50 % «нижних» единиц ряда данных будут иметь значение признака не больше, чем медиана, а «верхние» 50 % — значения признака не меньше, чем медиана (см. http://ru.wikipedia.org/wiki/медиана_(статистика)).
Пример использования. Предположим, что в одной комнате оказалось 19 бедняков и один миллиардер. Каждый кладет на стол деньги из своего кармана. По пять долларов кладет каждый бедняк, а миллиардер — $1 млрд. В сумме получается $1 000 000 095. Если мы разделим деньги равными долями на 20 человек, то получим $50 000 004,75. Это будет среднее арифметическое значение суммы наличных, которая была у всех 20 человек в этой комнате.
Медиана в этом случае будет равна $5 (полусумма десятого и одиннадцатого, срединных значений ранжированного ряда). Можно интерпретировать это следующим образом. Разделив нашу компанию на две равные группы по 10 человек, мы можем утверждать, что в первой группе каждый положил на стол не больше $5, во второй же не меньше $5. В общем случае можно сказать, что медиана это то, сколько принес с собой средний человек. Наоборот, среднее арифметическое же совершенно неподходящая характеристика в нашем случае, поскольку выходит, что каждый, будь то бедняк или миллиардер, имел приблизительно $50 000 004,75.

Объяснение присутствующих определенных «разбросов» (крупные отклонения от средних значений) для некоторых банков требуют более детального анализа данных управленческого учета. Так как приведенный ниже рейтинг сделан только на основании официально опубликованных на сайте ЦБ РФ 101 и 102 форм бухгалтерского учета, то любые объяснения крайних отклонений будут всего лишь предположениями и поэтому в отчете не комментируются.

При вычислении показателя ROAE было принято не бухгалтерское, а, скорее управленческое понимание средств, инвестированных акционером в банк в качестве акционерного капитала. Существует особенность бухгалтерского учета, которая формально разделяет сумму, заплаченную акционером при первичном размещении за акции (или паи) банка на две части. Первая из них определяется стоимостью акционерного капитала по номиналу акций/паев (на бухгалтерских счетах 10207, 10208), а вторая часть (так называемый "эмиссионный доход") возникает в случае, когда при первичном размещении акции/паи приобретались выше номинала (разница между фактической ценой приобретения и номиналом учитывается на счете 10602). С точки зрения режима списания со счетов (согласно Положения 302-П) и с точки зрения собственника, ожидающего отдачи от всей инвестированной суммы не зависимо от бухгалтерских особенностей учета разницы между этими двумя частями особой нет. Поэтому мы при определении акционерного капитала объединили их, что привело к тому, что для некоторых банков в расчетах величина акционерного капитала завышена (по сравнению с традиционной бухгалтерской). При сравнении группы схожих по бизнесу и размерам банков (во 2 и 3 статьях) эта разница роли не играет вообще (так как механизм расчетов одинаков). Появляется небольшая усредненная арифметическая разница для сравнения более крупных и более мелких банков (так как "эмиссионный доход" у мелких банков встречается реже). Мы настаиваем, что это именно арифметическая разница, так как с точки зрения собственника нет разницы в том, как разнесены его средства по бухгалтерским счетам. Более того, приведенные ниже выводы (хотя показатель ROAE для крупных банков несколько увеличивается по сравнению с приведенным далее в статье) не изменяются даже если использовать традиционный бухгалтерский метод расчета.

Итоги 2009 года

Основным итогом года можно отметить чрезвычайно низкую эффективность практически всех банков с точки зрения финансовых результатов (см. Табл.1). Даже без учета налога на прибыль для большинства акционеров самарских банков вложения в свои активы за 2009 год были значительно ниже официального уровня инфляции. Другими словами, за этот год заработать на своих активах не удалось практически никому. Наоборот, если учесть в расчетах налоги и потребную стоимость акционерного капитала (например, 8,8% - официальные данные за полный 2009 год), то финансовый результат подавляющего большинства банков станет отрицательным.

Интересно распределились показатели между двумя выделенными группами. Несомненно то, что большие банки в абсолютных величинах заработали больше прибыли, но наиболее эффективно воспользовались своими активами и акционерным капиталом банки из группы мелких и средних банков. В среднем, например, для акционеров второй группы каждый рубль вложений принес больше, чем у крупных банков, почти на 8 копеек. Другими словами каждый рубль акционеров второй группы в среднем работал на 71% лучше, чем вложения акционеров первой группы.

Табл. 1

С одной стороны, это можно объяснить несколько более высокой маржинальной доходностью (см. табл.2 NIM) основных банковских операций этих банков, которая, в среднем, была на 0,7% выше.

Дело том, что по неоднократным заявлениям, делавшимся разными специалистами в конце 2008 и в 2009 годах, наибольшие проблемы с привлечением дешевых заемных средств должны были испытывать именно мелкие и средние банки по сравнению с крупными. И поэтому стоило бы ожидать именно у них снижения по этому показателю по отношению к банкам первой группы. Но, тем не менее, им удалось обеспечить большую эффективность по показателю чистой процентной маржи (NIM), чем, в среднем, у крупных банков.

Другими словами, просто высокая стоимость фондирования (привлечения средств) не стала для них преградой в осуществлении более прибыльных банковских операций. С другой стороны, имея доступ к более дешевым средствам фондирования, крупные банки, в среднем, оказались менее эффективны по показателю NIM. Скорее всего, причиной этого стало более хорошее знание своего клиента, более правильно выстроенный клиентский сервис, лучшее понимание клиента и его бизнеса, более адекватная оценка реальных рисков клиентов, более дружеские процедуры обслуживания клиентов в мелких и средних банках. Им удалось создать неценовое предложение для своих клиентов, которое воспринималось клиентами банков второй группы как дополнительная стоимость. И именно это позволило покрыть высокую стоимость фондирования. Причем это, скорее, именно переплата за дополнительные качества услуги, чем переплата за повышенный риск от клиентов, от которых отказались более крупные банки. Несомненно, клиентские базы первой и второй групп должны различаться по своему составу и качествам, но анализ показателей риска портфеля (см. табл. 3, 6, 7) не говорит о том, что, в среднем, банки второй группы оценивают свои активы как более рискованные (скорее, верно обратное заключение).

Табл. 2

С другой стороны, более высокий средний показатель ROAE для банков второй группы можно объяснить более низкой оценкой уровня риска собственного портфеля и, как следствие, более низким, в процентном соотношении, объемом создаваемых резервов. Сложно судить, основываясь на данных бухгалтерского баланса, насколько такая оценка рисков оправдана. Совершенно очевидно, что достаточно большую часть своих «проблемных» кредитов банки пытаются «замаскировать», например, в виде реструктуризации ссуд. Но очевидно, что этим занимаются, не сильно это скрывая, практически все банки. Согласно же показателю отношения просроченной задолженности к работающим активам (см. табл. 3), ситуация во второй группе на 0,91% (а это на треть меньше показателей первой группы) лучше. Что также, косвенно, говорит о более эффективной работе средних и мелких банков. Особенно это очевидно, если принять во внимание то, что отношение созданных резервов к текущей «просрочке» во второй группе ниже на 12% по сравнению с первой группой (см. табл. 3).

Табл. 3

Единственным, на первый взгляд, «плохим» показателем для группы средних и мелких банков является показатель эффективности (см. ER в табл.2). Согласно среднегодовым показателям крупные банки расходовали на себя на 3,88% доходов меньше (а это более 31% от затрат первой группы), чем средние и мелкие. Но, несмотря на это, как было сказано ранее, все же общие показатели эффективности (ROAA и ROAE) у второй группы выше. Частично это можно объяснить несколько иной структурой бизнеса и, как следствие, доходов мелких и средних банков. Например, у мелких и средних банков в гораздо меньшей степени присутствуют операции с ценными бумагами и валютой, что в значительной степени сокращает для них доходы и расходы от переоценки ценных бумаг и валюты, а именно эти показатели дают большие обороты в доходах крупных банков. Но эти доходы, как правило, приносят банку не много прибыли (или убытков), так как почти полностью компенсируются расходами на переоценку тех же ценных бумаг и валюты.

Анализ квартальных показателей

Анализируя распределение показателей по кварталам для самарских банков, также можно сделать несколько интересных выводов. Совершенно очевидно, что весь 2009 год был «плохим» (кризисным) годом для всех самарских банков. Такой вывод можно сделать на основании, например, одного простого умозаключения: вкладывая свои деньги в банк под проценты, приобретая ценные бумаги или открывая свой бизнес, любой инвестор делает это не из чистого любопытства. Он надеется на прибыль от этих операций. Для большинства собственников банков в 2009 году этого не случилось. В среднем, в группах, банки не смогли заработать денег для своих собственников, в лучшем случае им хватило только на обеспечение свои расходов. Такой вывод можно сделать на основе годовых показателей ROAE и ROAA. Но еще более сложная картина будет, в том случае, если проанализировать квартальные показатели ROAE (см. табл. 4).

Табл. 4

Обе группы банков начали примерно с одинаковых позиций по показателям ROAE в первом квартале 2009. Но дальнейшая динамика коэффициента ROAE по 2-4 кварталам была у двух групп разной. Первая группа банков (см. рис. 1 синяя кривая) значительно хуже справлялась со своими задачами по зарабатыванию денег в течении 2-4 кварталов 2009 года в целом (см. рис.1) и по показателю ROAE ухудшила первоначальные позиции. И это с учетом того, что показатель маржинальной доходности (NIM см. табл. 5) для всех банков менялся примерно одинаково (за исключением четвертого квартала, см. рис. 2). А это значит, что основными проблемами, которые привели к снижению ROAE в первой группе по сравнению со второй, было не общее сокращение доходности. В общем случае этими причинами стали в разных пропорциях:

o Более рискованная политика в отношении своих заемщиков, которая привела к увеличению просроченной задолженности и, как следствие, серьезному досозданию резервов (больше, чем во второй группе)

o Увеличение затрат на свое содержание по темпам выше, чем во второй группе

o В некоторых случаях - большему количеству неработающих активов

Эти выводы подтверждаются приведенными ниже фактами.

Рис. 1 Распределение ROEA по кварталам 2009г.

Табл. 5

Рис. 2 Распределение NIM по кварталам 2009г.

Анализируя уровень просроченной задолженности в крупных банках за 2009 год, можно заметить, что в среднем он рос по кварталам значительно быстрее (см. рис.3), чем во второй группе, хотя первоначальные его показатели были даже меньше, чем в банках второй группы. Очевидно, что именно в этот период у многих заемщиков самарских банков случились проблемы с обслуживанием своего долга. И в этот период все банки вели переговоры о реструктуризации такой задолженности. В среднем, у банков второй группы это получилось лучше. В том числе и из-за лучшего знания своих заемщиков, более оперативного общения с ними, большей гибкости. Насколько рискованна такая позиция, не проще ли объявить кредит плохим, вынести его на просрочку и начать судебный процесс? В среднем, банки первой группы были, видимо, более склонны к выбору этой тактики.

Табл. 6

Также, в среднем, банки первой группы опережали мелкие и средние банки и по росту объемов формируемых резервов (см. рис.4). Это говорит о том, что менеджмент банков этой группы, в целом, оценивал фактический рост свершившихся и будущих рисков своих кредитных портфелей более масштабно в отличие от средних оценок этого показателя во второй группе.

Табл. 7

Рис. 3 Изменение показателя NPA/EAssets по кварталам 2009г.

Рис. 4 Изменение показателя reserve/EAssets по кварталам 2009г.

Но, при всех причисленных выше негативных факторах, которые в большей или меньшей степени были присущи всем банкам первой и второй группы: рост просроченной задолженности, формирование дополнительных резервов, снижение прибыли, увеличение рисков, все банки, с точки зрения своих затрат, приняли решение о том, что кризис закончился еще в начале 2009 года. Такой вывод позволяет сделать анализ изменения по кварталам 2009 г. расходов, связанных с обеспечением деятельности кредитной организации и прочих расходов. Как абсолютные величины этих затрат, так и относительные (коэффициент ER) говорят об этом совершенно недвусмысленно (см. табл. 8).

Табл. 8

Никому из самарских банков не удалось удержать (хотя бы на пару кварталов) планку снижения расходов (см. рис.5, пунктиром указаны линии трендов), заданную кризисом, начавшимся в 2008 году и положившему начало, в том числе, программам по снижению расходов, о которых говорило все банковское сообщество.

Интересно, что в четвертом квартале по показателю эффективности затрат ER (см. рис.5) первая группа в среднем опередила вторую, хотя начинала в первом квартале с более низких относительных показателей. А если анализировать темпы роста показателя ER (скорость изменения показателей), то первая группа банков является несомненным лидером в течении всего года (см. рис.6).

Рис.5 Изменение показателя ER по кварталам 2009г.

Рис.6 Скорость изменения показателя ER

В чем может быть причина такого странного поведения? Если посмотреть на составляющие части этих двух статей расходов (обеспечение деятельности кредитной организации и прочие расходов), то можно сделать вывод, что причиной тому внутренняя неэффективность банков как организаций в целом. Проводимый в разное время анализ некоторых кредитных организаций показал как минимум несколько общих причин:

o Высокие затраты из-за неэффективно организованных бизнес-процессов

o Очень слабое целенаправленное и регулярное управление структурой себестоимости

o Формальное управление рисками своих организаций

o Реактивное (в отличие от проактивного) реагирование на изменения, происходящие в окружении банка

o Невысокий уровень фактической ориентированности на потребности клиента и его уровень удовлетворенности

Краткие выводы

Проведенный анализ показывает, что, в целом, банки, входящие в первую группу, оказались менее эффективными, чем их менее крупные коллеги. Более того, прошедший 2009 год с точки зрения акционеров этих банков был очень неудачным (убыточным). Причиной тому стало несколько факторов. На основании рейтинга можно сказать, что, помимо чисто рыночных явлений, выражавшихся в падении объемов продаж и, соответственно, снижении темпов роста кредитного портфеля, в которых многие видят основной источник свих бед, немаловажными факторами неудач стали:

o Упущения в управлении рисками, что привело к увеличению просроченной задолженности и досозданию обязательных резервов

o Неэффективное управление затратами банков

Очень важным, на наш взгляд является, то, что проблема, в среднем, более низкой эффективности крупных банков лежит не в том, что менеджмент этих банков чем-то хуже (меньше знает, имеет более скудный опыт) своих коллег из банков второй группы. Более того, если посмотреть историю отставок и назначений за последние лет 15, то большинство самарских менеджеров банковской системы прошли не один банк и филиал и имеют славную историю работы в нескольких кредитных учреждениях. Список этих банков, в общем-то, единый для всех (для многих он начинается в уже позабытых населением Инкомбанке, Токо-банке, СВКБ, Менатепе).

Скорее, причина в другом. Есть методы построения бизнеса, управления персоналом, общения с клиентами, которые работают очень успешно в случае, когда весь бизнес «помещается в одной голове». Это ситуация, когда знаешь большинство сотрудников банка по именам, с ключевыми специалистами встречаешься для обсуждения рабочих моментов ежедневно, в курсе всех, сколько-нибудь крупных, сделок, а большинство постоянных клиентов знают тебя в лицо и при желании могут обсудить свои проблемы по телефону. Но такие подходы перестают работать эффективно как только бизнес переступает некую черту в своих размерах (в рейтинге, несколько формально, эта черта была проведена по размерам активов). Уже нельзя «все держать в одной голове». Фактов, событий, клиентов, сотрудников, проблем, слишком много. А в кризис этот калейдоскоп становится еще более насыщенным.

Основной причиной более низкой эффективности для многих крупных банков мы считаем попытку использовать успешно работающие инструменты (методы, подходы, прошлый опыт) в организациях, которые качественно отличаются от мелких и средних банков. Именно попытки прямого тиражирования прошлого успешного опыта привели к потере эффективности (как минимум в 2009 году, как показал этот рейтинг). Есть ли иные инструменты (подходы, опыт), которые позволяют эффективно управлять крупными банкам? Безусловно. Мы видели и участвовали в нескольких проектах построения таких систем и можем уверенно это говорить, основываясь не только на теоретических заключениях. Более того, в ближайшее время мы планируем выпустить сравнительный рейтинг (сейчас он уже находится в стадии подготовки) для банков разных регионов, который подтвердит это финансовыми показателями.

Несомненно, если рассматривать индивидуально каждый конкретный случай, то можно найти массу причин, объясняющих, почему это произошло. Более того, можно найти сравнения конкретных банков, внешне очень правдоподобные, доказывающие обратное. Для того, чтобы понять, насколько эти объяснения правдивы, можно провести более детальный управленческий анализ, который, возможно, объяснит или скорректирует приведенные в рейтинге заключения. Еще раз повторимся, рейтинг составлен на основании публичных бухгалтерских данных. Это то, как самарские банки видятся любому внешнему наблюдателю, который проявил некоторую заинтересованность.

Станислав Тульчинский tulchinsky@b2b-group.ru

Обсудить на форуме

mail@b2b-group.ru

Создание сайта —
студия BlackBox
Copyright © b2b-group При копировании информации, ссылка на источник обязательна. Полное либо частичное копирование информации с этого сайта на другие ресурсы разрешено только при наличии видимой ссылки на наш сайт.